Написать письмо Поиск
КоньТекст АрхивПоиск

История болезни
записки коня-исследователя (часть 14)

Часть 13 -> http://www.red-army.ru/creative/?a=horse-txt&id=36

Футбол всюду

Рассказ мой больше касался игры и игроков ЦСКА, а некоторые события, непосредственно с ними не связанные, но оставившие свой отпечаток, остались в стороне. И теперь, когда повествование мое к концу идет, навспоминался, намечтался, перед тем, как поставить точку или многоточие, - еще о нескольких матчах, по разным причинам хорошо запомнившихся.

Константин Бесков
Так получилось, что самые большие победы нашего футбола долго случались вдали от наших глаз – и Мельбурн, и Париж мы знаем только по кинохронике. Матч с Испанией – за первенство Европы - уже показывали по телевизору. В предыдущем чемпе они отказались в Москву приезжать – Франко был обормотом не хуже наших. А тут финальную часть играли у них, накрутили команду – политическая ответственность, то-се, все еще очень хорошо помнили по ЦДСА, какая она бывает. Играли сурово и на равных – пропустили, сквитали, а потом Марселино нам забил – и проиграли. Обидно, но было ощущение невезения, а не слабости. Однако ж дома всыпали сборной как следует – Бескова выперли – это за второе-то место на Европе! Помнится, тогда уже Шестернев был в основе. Скажу честно, если в сборной нет армейцев, большая половина интереса (процентов эдак 90) для меня пропадает.

В Болгарии, в интернате, в составе всей советской колонии был отведен на «Васил Левски» на матч нашей олимпийской с болгарами. Билеты нам купили централизованно. Смешно сказать, но посещение мероприятий в посольстве и Советском клубе (кино по воскресеньям) были обязательны. Я как-то уперся – не хотел какую-то дуболомскую картину смотреть и не пошел, так мне, семикласснику, потом директор Советской школы мозги вправляла – чтоб от коллектива не отрывался!

Но на футбол-то я шел без всякого поводка. Игра была довольно тупая - многовато киевлян в составе, сказывалось, наверное... Серебрянников забил гол со штрафного, пушка-то у него была страшная. Но запомнилось не это. Болгары в те времена, по приказу или искренне, к России относились с каким-то религиозным чувством (хотя мы и делали многое, чтобы его отравить), и я почти физически ощущал, какая у них сшибка – болеть за своих против русских.

Лев Яшин
Потом был «Матч столетия» - на «Уэмбли», где Лев Иванович тайм отыграл гениально – единственный юбилейный матч, в котором никто ничего не расписывал, а бились насмерть. В шутку так по воротам не бьют, и в шутку так не пластаются в воротах, как тогда Лева. Пару ударов с нескольких метров он отразил по великому своему мастерству, а ведь против него играло уже большинство тех, кто через три года взяли Нику.

Тот чемп, в Англии, мы впервые смотрели со вкусом – много матчей и не только с нашим участием. И мы держались молодцом, Володя Пономарев и Алик Шестернев были на уровне лучших в мире, а Алика включали в разные списки «сборных мира». Если бы не его травма, мы бы с Португалией не так поборолись, может быть и Малхаз не перенервничал бы и не схватил бы мячик руками. Сгубило нас и убогое нападение, и матч с западными немцами. Причины эти связаны.

Игорь Численко
Игру с немцами в полуфинале до сих пор вспоминаю с ощущением грубой, злой несправедливости. Запомнилась она вопиющей хамской грубостью немцев, на которую судейка с самого начала решил не обращать внимания. Конечно, я понимаю умом, что могу быть необъективен (и наверняка необъективен), но весь матч немецкие коновалы, абсолютно не стесняясь, лупили наших по ногам. И это были не тычки – чтобы из себя вывести, а мощные удары. Курт Шнеллингер, считавшийся лучшим правым беком мира, действовал совершенно неотличимо от какого-нибудь динамовского Никулина. Он-то и сломал Игоря Численко. Вообще-то Игорек был враг – лидер динамиков, но в тот раз – лучший нападающий в сборной. Нельзя же всерьез было воспринимать Малофеева, которого кто-то из английских обозревателей открыто назвал «игроком без класса», Банишевского, игравшего в тот раз на редкость бездарно и уже сходящего Хусаинова. Игорь горел на поле в том чемпионате, был лидером, а главное – был способен что-то сделать в одиночку. Вот его-то, как самого опасного, Шнеллингер и вырубил, да так, что Игорь потом долго восстановиться не мог. Еле встав после удара, Игорь не одной ноге попытался побежать и, явно еще в состоянии шока, врезал по костям Зигфриду Хелду, который к той заварухе отношения никакого отношения не имел. «Пидагог» того только и ждал – за фол против Игоря он и слова Шнеллингеру не сказал, а Игоря немедля с поля выгнал. По правде сказать, он уже был в таком состоянии, что вряд ли смог бы играть в полную силу, а у нас ведь к тому времени и Йожефу Сабо врезали по лодыжке. Фактически мы играли вдевятером, и все же уступили только один гол.

Володя и Алик привезли тогда бронзовые медали за 4-е место – выше мы никогда не поднимались.

А потом был матч с венграми в Луже в 68-м. Про него тоже километры написаны, но не могу удержаться. Я сам был на этом матче – с отцом, но уже как бы на равных – взрослый стал, студент. Сидели на Юге левей ворот.

Геннадий Еврюжихин
Это был чуть ли не единственный случай, когда наши сумели по заказу выиграть с нужным счетом. В Будапеште до того продули 2:0, и надо было делать 3:0. Вышли в очень странном составе – с одним полузащитником (Воронин), пятью беками и четырьмя форвардами. В защите высился форт Шестернева, впереди – Бышовец, по-моему Стрельцов, Еврюжихин. Этого последнего я всегда считал дуборезом – скоростной, ударный край, но без искры божьей, типичный лось на опушке. Однако ж за тот матч ему – спасибо, потому что он, как и вся команда, показал нечто совершенно необычное, такое, что можно увидеть в жизни только разок- другой. Буквально с первой минуты все игроки рванули во весь опор и не останавливались почти до самого конца. Творились какие-то чудеса – пинают мячик, он по крутой дуге явно уходит далеко в аут, и тут Еврюжихин (или любой другой из того состава) рвет на полной скорости вдогонку. Мяч уходит... Следующий раз – то же самое, но – на самой бровке достает мячик – прорыв, удар. И снова, и снова. Такое иногда бывает, но – минут 10-15, в начале матча, «стартовый штурм» называется, а тут шло время, но ни темп, ни азарт напора не снижались. Когда забили первый гол, на мяч шеренгой выходили трое наших, и кто-нибудь из них забил бы, это дело случая, что Шоймоши успел раньше... А наши продолжали кинжальными забросами рвать защиту, выходя на мяч с такой скоростью, что венгерские беки отставали, даже имея фору, на несколько метров. Это ж только числится, что 3:0 сыграли, а я в голове держу 5:0 – еще дважды наши забивали, отрываясь настолько сильно, что «махалы» голы аннулировали. Но три-то забили по всем правилам, и после того до последней пятиминутки давили, не снижая темпа и вкладываемых сил. И только на последних минутах, наверное, от сознания, что совершили невозможное, или от того, что ну никто не может носиться с такой скоростью 90 минут без остановки, сели в защиту, а венгры вдруг вскинулись, успели нанести пару инфарктных ударов, однажды Алик вынес мяч уже из пустых ворот... И тут наша трибуна стала хором орать судье «Zeit!», а он, гад, все не свистел и не свистел, а стрелка на табло уже переползла третью четверть, поползла дальше. И свисток – как Лужа взревела!

Знаете, после того матча долго еще казалось на других играх, что футболеры ползают, как вошь по мокрому.

Остался еще в памяти матч с Данией (намного раньше) в питерской гостинице в битком забитой комнате с маленьким телевизором – места там не осталось никакого, давка – хуже, чем на стадионе, и сидел я на шкафу под самым потолком. Выиграли 6:0 – а я шесть раз чуть со шкафа не сверзился.

А в 78-м во время чемпионата мира оказался я в Литве, в Бирштонасе на школе по межклеточным взаимодействиям. Жили мы, неостепененные, в спортшколе, а матчи ходили смотреть в санаторий, где обитали лектора. Уж не помню, что так затягивалось за полночь – матчи или третьи таймы, но к своей ночлежке прибрел я (в пьяном виде) часа в три ночи. Двери, естественно, были заперты в 23.00, и никто их открывать оккупанту не собирался. Но и оккупант был не лыком шит – приметил я, что с перил крыльца можно дотянуться до опоры, в которую по праздникам флаги вставляют, а оттуда, вроде бы, недалеко и до прутьев балкона. Стоя на перилах, подтянулся на опоре, прижался к стене, прополз по ней, зацепился за балкон, еще раз подтянулся, и достиг-таки своего – оказался на втором этаже. Вот тут-то и выяснилось, что балкон заперт... Обратной дороги не было – даже в том состоянии, в котором я находился, это было очевидно. С полной ясностью перспективы мерзнуть на балконе, как бобик, до самого утра, облокотился я на подоконник – и упал внутрь дома – балконное окно оказалось не закрыто. Посмотрел я утром на свой боевой путь по стенке и диву дался. По-трезвому, в жисть бы не полез. Господь хранит болельщиков, особенно в пьяном виде...
А совсем другая статья – это футбол на Витязе.
Бухта Витязь в заливе Петра Великого в 90 километрах от Владивостока и километрах в 30-ти от корейской и китайской границ – это место, где я провел десяток экспедиций, работая от темна до темна. По молодости было весело, хотя и голодно, начиная со второй недели работы начинались ночные кошмары – свиная отбивная в матушкином исполнении снилась. Местные коллеги выручали, подкармливая осьминогами, гребешками, сами мы рыбу ловили. Но, вы ж понимаете, что бы я про это здесь распространялся... Почти каждый день, кроме тайфунных, разумеется, цвет советской биологии (не взирая на научные степени и звания) часов в пять бросал нафиг научные размышления и мудреные опыты и отправлялся играть в футбол.
Бухта окружена довольно высокими и крутыми сопками, и играть там, особенно, негде. Все ж на склоне нашелся пятачок поменьше хоккейной площадки, не совсем горизонтальный, но трудолюбивые дальневосточные коллеги подгрызли гору, и играть стало можно. Правда, это все же был род экстрима, потому что из под тоненького слоя песочка выглядывало то, на чем все это и основывалось – скала и из нее же острая щебенка. Поскольку игра велась по правилам, близким к хоккею, то есть с силовыми приемами без ограничений, это обстоятельство имело важное значение. Как-то в напряженный момент игры врезался я в одного доктора наук дальневостояного производства – полное впечатление, что в стенку в три кирпича. Отскочил от него, как мячик и порвал штаны об «газон». Но это – что! Главная опасность исходила от женщин. Играли демократично – брали всех, и вот одна из дам, росту небольшого, но исключительно мускулистая, занялась футбольным террором – сначала она подковала нынешнего член-корра Чайлахяна, потом и мне досталось – я уже гол собрался забивать и тут получил от милого создания одновременно удар по опорной ноге и толчок в спину. Падал на руки, в этом-то и была трагедия. Щебенка аккуратно ошкурила ладони и пальцы, а занимался я в то время как раз микрохирургией зародышей морских ежей. Чтобы понятно – 100 микрон в диаметре. Хорошо мне было потом три дня забинтованными пальцами оперировать!

икра морских ежей
Там же на Витязе в сетябре 74-го смотрели мы хоккей сборной с канадской ВХА. Телевизор на станции был, но печаль состояла в том, что все питалось от местного дизеля, который в 23.00 выключался. Сколько ночей приходилось руками крутить мешалки в стаканах с ежиной икрой. Но телевизор руками не заведешь. Решение, однако, нашлось. В соседней воинской части обнаружился «ненужный» дизель, к лаборатории с телевизором он был отбуксирован БТРом. Бойцов отправили обратно в часть, а господа офицеры расположились с нами у телевизора со стандартным лабораторным пойлом и дарами Японского моря. Начинались матчи по местному времени часа в два ночи, шли до четырех – пяти, а в восемь завтрак и работа – дни в рабочий сезон считанные. Но какой кайф был от наших побед! Этих ВХАев мы тогда, как бог черепаху, хотя там всякие Горди Хоу и играли.

И еще один матч на Витязе запомнился. Дело было весной 82-го, в марте полетел я на Восток за грузом морских ежей, чтобы вернуться через два дня и работать в московской лаборатории. Добрался туда легко, друзья встретили радушно, пошли, говорят, в футбольчик сгоняем. Ну, как не сгонять, тем более делать все равно нечего. Пошли, игра, как обычно, была напряженная, выпрыгнул я за верховым мячом – головой сыграть, и тут на взлете кто-то из коллег, припозднившийся прыгнуть, достал меня теменем в глаз. В пылу борьбы не придал значения, и только после матча почуял, что получил, как следует.

морской еж
Ночью повезли меня в аэропорт на машине – вот повезло, обычно выбираться со станции – целая проблема. До самых «Озерных Ключей» добрался мухой, и вот тут-то понял, как влип. Туман сгущался в молоко на глазах. Аэропорт закрыли. Обычно в экспедициях я в Хабаровске застревал, вот проклятое место было. А тут – везу ежей, их в сумке-холодильнике можно держать только сутки. Бросился в ресторан к знакомому официанту, который меня уже эдак выручал, и поместил груз в холодильник ресторана. Туман стал таким, что уже в десяти метрах от здания аэровокзала не было видно фонарного столба. Все время бегал на улицу – покурить, осип – весна, холодно, сыро. А утром – новая беда, в ресторан нанесло комиссию с санэпидстанции, и мои ежики были объявлены persona non grata. Что делать?

Представьте, в медпункт Владивостокского аэропорта врывается тип в штормовке и сапожищах, с четырехдневной щетиной и фингалом (красно-синим, естественно!) в пол-морды и сиплым голосом рычит:

- Я из Академии Наук! Мне нужно сохранить важный исследовательский груз!

Такое явление, видимо, оказало на фельдшерицу нервно-паралитическое действие, поскольку, когда я принялся вышвыривать из холодильника ее запасы (грех все же не великий с моей стороны – почти все препараты были просрочены, я проверял), сидела она смирно и, даже когда я еще через сутки явился забирать сумку, так и не вякнула. После вылета из Владивостока добирался до Москвы еще сутки, пробыв в пути всего трое, но груз доставил в целости, хотя сипел потом еще неделю и весь институт распугивал своей красочной физиономией.

Поиграл, в общем, в футбольчик...

* * *

Я заканчиваю эти записки. Надеюсь, их продолжат – и другие кони, и я.

Когда я их начинал, подумал об эпиграфе, а о посвящении не подумал. А теперь получилось само собой, что все это посвящается игрокам и тренерам ЦСКА – ушедшим и живым, память о которых я, в меру сил, старался оживить и сохранить.

А еще эти записки посвящаются памяти моего отца. Они заканчиваются тем, с чего начинались – воспоминанием о детстве и футболе.

Это стихотворение было посвящено 80-летнему юбилею Бориса Исааковича Шмуклера, моего папы, которого любил и люблю, который взял меня на футбол еще до моего рождения, который был мужиком, асом советской и российской энергетики, музыкантом, остряком и болельщиком, научившим меня всему, что могло поместиться в моей голове. Теперь это стихотворение – в его память.



Мой родной Петровский парк
И компания друзей,
«Черный лебедь» и пивная
в окружении аллей.

Вот Жуковка – башни, стены,
За цепочкою елей,
А с Нарышкинской налево –
Там стоит, всего милей,

Серый, войском окруженный
И толпой разгоряченной,
Да, конечно, это он,
Наш «Динамо» стадион.

На футбол скачу на папе,
Ухватив поля на шляпе,
Мы идем на ЦДСА -
Будем вместе два часа!

На Востоке страсти рвутся
Вслед за каждым шагом бутсы.
Надрывают глотки тыщи -
Громче всех мой папа свищет!



еще
Итоги 4 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army Итоги 3 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army
Итоги 2 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army Итоги 1 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army
Н2Н-турнир по фэнтези-футболу в Лиге Red-Army ЧЕ на РА.Менеджер среднего звена-2
Автора на сцену
Ybs

Ybs
23.01.2004


Ваше мнение
Mefisto
27.01.2004
17:36:07
Интересный был цикл, спасибо автору.
Особенно интересно, что в конце высянилось вдруг, что автор по видимому - мой коллега-биолог. Кстати, почему-то на биофаке Петрозаводского университета, где я учился, коней было (и остаётся) всегда больше, чем фанов других команд.
RD
26.01.2004
22:50:49
Хотелось бы сказать автору ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!! Специально ждал последней публикации. Такого удовольствия не получал давно. Ещё раз большое спасибо
SSN
26.01.2004
11:54:58
Благодарность автору!
Мэдж
23.01.2004
22:25:03
Спасибо... Большое спасибо!
Иван А.
23.01.2004
18:12:10
Большое спасибо!
Очень познавательно.
А у меня походы на стадион начались с матча в первой лиге с Ротором!
И вот осенью тоже на матче с Ротором был. Тока лига уже не первая, а мы стали чемпионами...
Вот так всё меняется!
Иван.
Наташа
23.01.2004
16:01:16
Узнала много интересного, что не прочитаешь в спортивном журнале или газете!

Спасибо автору за записки!
Прынц
23.01.2004
14:53:29
Всё супер! Спасибо ...
Diesel
23.01.2004
13:08:04
Огромное спасибо...
Бостонский Ч.
23.01.2004
01:43:18
Огромное спасибо за труды! Впервые читал такие воспоминания про наш родной ЦСКА. Иногда до слез пробирало!
Kaktus
23.01.2004
01:33:21
Вообще уже как-то привык к периодическому появлению очередной части истории. Надеюсь, что какое-нибудь продолжение хорошего начинания не заставит себя долго ждать. Автору огромное спасибо и пожелание окончательно переключиться с морских ежей на житие бытие коней.
korni
23.01.2004
00:07:39
еще раз спасибо. весь цикл... это что-то... без лишнего пафоса можно сказать "прикоснулись к истории"
Пусть наша красно-синяя история пополняется славными страницами!

Врагам сюда!
Публикация любых материалов сайта без ссылки на источник запрещена.