Написать письмо Поиск
КоньТекст АрхивПоиск

История болезни
записки коня-исследователя (часть 6)

Часть 5 -> http://www.red-army.ru/creative/?a=horse-txt&id=23

Законное место

Ну, а теперь вернемся к тому, как заняли мы свое законное. В тот год туго мне пришлось – начался четвертый курс, а на нем Большой практикум по физиологии – самое тяжелое, что есть на нашей кафедре. Наша группа, славившаяся чувством юмора, уже к ноябрю еле ноги таскала, и шуточки кончались примерно к трем часам, и до шести пахали мрачно.

Юрий Пшеничников
А тем временем на футболе разворачивались события, которых я ждал всю сознательную жизнь. Несмотря на то, что на первенство мира утащили почти всю нашу защиту с вратарем (Шмуц тогда был в сборной третьим), мы весь первый круг держались наверху. А когда вернулись сборники, команда заиграла. В тот год все, что копилось в предшествующее десятилетие, наконец, сложилось в совершенную законченную структуру. Прекрасные киперы – Пшеничников, один из наиболее гармоничных вратарей, которых я видел, с великолепной реакцией и прыжком, уверенный на выходах; Шмуц – совсем молодой, огромный, немножко на Мишу Еремина похожий, надежный, и начинающий Володя Астаповский. Стояли они за спиной нашей лучшей в истории и в стране защиты – Истомин, Шестернев, Капличный, которых я уже поминал, и Афонин, которого в тот год взяли из Ростова. Он к нам долго не шел, я его за это недолюбливал, как Понедельника, которого два раза к нам тащили, но он так и остался в СКВО, но и уважал. Нашим генералам не очень-то повозражаешь. Однако ж, объективно, Багрич уже доигрывал, в тот год сыграл только одну игру, а левый фланг Афонин закрыл на уровне, не хуже прочих наших беков. Так что, в любом случае, спасибо ему. Пока не было сборников, дыры закрывали упомянутый Плахетко, Самсонов, Валентин Уткин (в «Динамо» одновременно играл его однофамилец – Владимир, они и в золотом матче встретились).

Владимир Астаповский
Полузащита, которая на моей памяти всегда у нас хромала, вдруг, пополнившись двумя неизвестными игроками – Долговым и Уткиным, вместе с Володями – Поликарповым, который был вроде инсайда, и Федотовым, игравшим диспетчера, заработала, как часы. Валентин Уткин из дубля довольно быстро перебрался в основу и играл то правого бека, то хава. Мобильный выносливый, неброский, но место в команде занимал свое, правда часто подменялся. Долгов, вообще, тогда оказался находкой. Рослый парень с размашистым бегом, он обладал отличным длинным пасом и, вместе с Федотовым повел игру в центре, хотя было ему всего 20, и в классе «А» играл он первый год. Тогда казалось, что это пришел игрок надолго, но почему-то его карьера загасла очень вскоре – уже в следующем году он перестал проходить в состав и исчез.

Федотов был центром команды, вся мысль шла от него. Тогда от него шла и воля, он не только игру вел, но и подчинял себе команду. Он не запомнился какими-то сумасшедшими по силе ударами, но забивал и забивал, пасовал и пасовал, гнал толпу вперед. Это невозможно передать словами, поэтому я сам так не люблю спортивные мемуары – все равно так, как это было на самом деле, не расскажешь, потому-то и стараюсь не вдаваться в конкретные игровые моменты, а передать общее ощущение. Федотов не был «злым боссом», не был «тонким эстетом» – он был сердцем и мозгом одновременно. Он был сильнейшим, и команда это признавала.

Вообще, та команда, как-то без жлобского стягивания одеяла на себя, использовала лучшее, что было у каждого. Старики были уверены в себе и не мерялись тем, чем меряться недостойно мужика, а молодые просто старались. Поликарпов, который начинал инсайдом, потом стал атакующим хавом, был, на мой вкус, мягковат, немало мазал, по-моему, его в какой-то момент невзлюбили болелы, хотя он был москвич, наш уже много лет, нигде больше и не играл, и он из-за этого лишнее нервничал. Но тот сезон он протащил на себе весь положенный груз, забил решающий пеналь, и теперь я вспоминаю о нем с теплым чувством. Его уже нет, а он ведь был совсем не стар.

Полсезона играл Масляев. Его когда-то взяли из Горького, он несколько лет был у нас одним из лучших, очень техничный, со своеобразным финтом, тоже долго играл в нападении у нас и в молодежной сборной. К сожалению, именно в тот год стало ясно, что он в этой компании не тянет, как и Абдураимов. Тот тоже доиграл только до середины и вернулся в Ташкент.

Нападение тогда фактически сократилось до двух человек – Бориса Копейкина и Володи Дударенко. О Копейкине многажды читал, что-де туповатый, таранный, пробивной, но богом не отмеченный. А вот не соглашусь. Действительно, когда пришел из СКА (Хабаровск), примерно таким и был. Но это редкий случай на моей памяти, когда игрок не просто притирался к команде, а рос просто на глазах. У него с возрастом появилось то, что я всегда считал врожденными свойствами – видение поля и пас. В последующие годы, особенно, когда сошел Федотов, именно Борис стал разыгрывать и делал это успешно, иногда - тонко. При этом он не утратил свойств нападающего и наколотил немало, по-моему, около 70. В чемпионский сезон он стал одним из лучших бомбардиров, ударчик у него был жесткий, и головой он шел смело. По тогдашним меркам – довольно рослый, он этим пользовался довольно умело и результативно.

Забавно, на моей памяти совершенно изменились представления о росте спортсменов. Особенно это заметно было на баскетболерах – когда был совсем маленьким, центровым сборной был Отар Коркия, ростом аж 190. Очень есть смешная кинохроника – сборная СССР играет, и все Коркия едва до плеча достают. Наш центровой Зубков (207) считался очень рослым. А теперь задние в баскете выше Коркия… В футболе хорошо помнили Хомича, у которого было 174, такие люди, как Миша Еремин в те годы смотрелись бы как «Куинбус-Флестрин» среди лилипутов.

Дударенко тоже пришел из СКА (Львов), но позже, чем «карпатская волна». Очень скоростной, с довольно корявой, но при этом, странным образом, довольно эффективной техникой, он был выраженным левым краем. Забивал, но все же больше тащил мяч к штрафной, простреливал или вешал не Копейкина. Часто успевал на добивание за счет скорости и целеустремленности.

Георгий Ярцев
Да, в тот год у нас дебютировал Жора Ярцев. Сыграл один матч, тяжело травмировался, услали в Смоленск (тогда тамошняя «Искра» была командой МВО), потом отирался во второй лиге, а уже к концу карьеры, в 29, его подобрал Бесков. Не могу согласиться с теми, кто его поливает. Человек честно сражался за нас, можно сказать – кровь пролил, едва карьеру не закончил, а его кони по всякому поводу с навозом мешают. Лишнее это. Он у нас, между прочим, не из-под палки играл, как Вадим Никонов потом, так что заслуживает и доброго слова. И он тоже - немножко чемпион 70-го.

И главное – вернулся Валентин Александрович Николаев. При нем опять, на мой вкус, в первую очередь сложилась доброжелательная атмосфера, и игру он построил, не побоявшись (да и по необходимости) вводить молодых. И со всем он в тот сезон угадал, и сумел продержать команду в порядке, несмотря на наложившийся для сборников чемпионат мира и на сверхрастянутость сезона из-за золотого матча. Игра опиралась на безоговорочную прочность обороны, живую, техничную и рациональную игру средней линии и целеустремленности нападения. Это я расписывал по линиям, а они активно двигались, менялись местами. Выходы Федотова и Поликарпова на переднюю линию были системой, а к тому же частенько подключался вперед и Истомин, пропахивая бровку от и до.

Календарь шел так, чтобы вымотать из болельщиков максимум нервов. В тот год, вообще все было построено по законам классической театральной интриги, с развязкой в последнюю секунду последнего акта. Ощущение какой-то срежиссированности усиливалось, когда мы и «Динамо» синхронно давали одинаковые результаты - оба одинаково посреди победных серий продули «Шахтеру». И с последних туров шли строго нога в ногу. Мы, помнится, часто играли на день позже динамиков, но двигались совершенно ноздря в ноздрю, и за несколько туров до конца у меня откуда-то возникла твердая уверенность, что так все и кончится. Так и кончилось. В Москве играть было уже невозможно, и вся компания уехала в Ташкент.

Первый матч, где-то уже в ноябре, шел при заметном нашем преимуществе, раза три должны были забивать, но не вышло. Один раз Дударенко бил с нескольких метров и уткнул мячик во вратаря. Видно, наверху задумано было не так просто. А у меня осталось тягостное ощущение, что вот – не использовали шансы, и нам теперь это икнется.

Вообще-то про этот матч – писано-переписано, да и это уже многие из нынешних болельщиков помнят сами и хорошо. Потому не стану даже пытаться восстановить какие-то детали, а только контур и свои ощущения.

Первый гол в самом начале все же забил тот же Дударенко, и казалось, что это мы все-таки вырвали у судьбы свое законное, то, что она зажилила у нас вчера. И потом минут 10-15 спокойно контролировали игру, и у меня было чувство, что вот так, по стандартному сценарию – быстрый гол и долгая безрезультатная квитка - все и закончится. А потом – провал. Динамики забили гол и просто полетели, а наши вдруг рухнули. Наша стальная защита провалилась трижды подряд, и ни в одном голе Юру Пшеничникова винить было нельзя. 3:1 и теперь динамики спокойно ведут игру вроде бы без шансов для нас. И вот здесь началось то, за что я век буду благодарен Юре Истомину и Володе Федотову, кто бы и чтобы про них не говорил.

Юрий Истомин
Сначала стало заметно, что Юра просто взбесился – он стал реагировать на все безнадежно уходящие от него мячи. Догнал разок и другой. Потом стал сам тащить мяч на скорости по своему краю к штрафной, потому что в центре никак ничего не получалось – было видно, что Долгов сильно нервничает и играет на ватных ногах. Его заменили, по-моему, еще в первом тайме. Потом включился Федотов. Тоже стал тащить мяч, удерживать, пытался распасовывать, но у Копейкина и Дударенко не шло. Но главное, наверное, эти двое немного приглушили прущую из динамиков уверенность в своем всемогуществе на поле. Это, однако, размышления постфактум, а тогда было видно – эти Федотов и Истомин рвут жилы и тащат за собой команду, но ничего не получается. До конца оставалось 20 минут, и в душу пролез, признаюсь, такой холодок – все, опять облом. Все измотаны, такой сезон за спиной, вчера надо было, не смогут. И, правду сказать, тупое отчаяние.

И тут, за 19 минут до конца основного времени, вдруг в очередной, тысяча первой атаке Володя Федотов обыгрался с партнерами, освободился и щелкнул по воротам. Без шансов у Пильгуя. Запомнилась парадоксальная очень отчетливая мысль: - Ну, вот, я уже смирился, мы уже очевидно проиграли, без шансов. Можно было не волноваться, тихо догнивать, а тут – получается, мы в одном голе от них. Это опять трястись эти 19 минут, и проиграем же все равно, но я просто умру от обиды, что недотянули-то совсем чуть-чуть.

При этом другая половина мозга весь этот час с лишним просто ходуном ходила от отчаянной надежды – вот сейчас, вот в этой атаке, нет в следующей, сократим, а там… Когда Володя забил, я заорал так, что мама прибежала из кухни – она там готовила обед к окончанию матча, прекрасно зная, что, пока все не кончится, мужики жрать все равно ничего не будут. У нее был порыв меня повоспитывать, что, понятно, футбол, но так дома вести себя нельзя, нельзя пугать бабушку… Но папа это дело пресек. Он по-родственному в тот раз за наших болел.

А потом Володю Федотова снесли в штрафной. Показательно. У динамиков, надо сказать, в защите уже тогда коновалы играли еще те. Все было на глазах почтеннейшей публики, они повякали на судью, только из приличия. А Колька Антоневич побежал Пильгую стучать, куда Поликарпов пенали бьет. Все видели! Во, нехороший человек, наш воспитанник, играл несколько сезонов в основе, а именно в тот год отваливший к мусорам. Пильгуй послушался, а Поликарпов грохнул в другую сторону. Не побоялся же! Уже по разбегу было видно, что забьет. Ударил уверенно, под штангу, туда, зная, не дотягиваются.

Вот тут я заорал во всю жеребиную мощь. В сопровождении рева папы. Явилась мама с воспитательной речью, что было говорено вести себя прилично, что сейчас она выключит телевизор и т.д., но, увидев перед собой две абсолютно невменяемые физиономии магов, которые мешающих им смотреть футбол нечувствительно превращают во всяких тихих животных и прочие предметы пейзажа, ушла.

В этот момент опять совершенно отчетливо в одной половине сознания возникла не мысль, но уверенность – мы их раздавим, а в другой отчаянный ужас - случись что у нас в защите – второй раз нам так не подняться. А времени оставалось, вообще с фигову душу. Ужасно я боялся не дополнительного времени, а пеналей. Во-первых, мы в игре уже били, а это – плохая примета. Кто в игре пеналь забивает, тот в послематчевых – горит. Во-вторых, ну не перенес бы я после всего проигрыша по пеналям. Это уж было бы сверхнесправедливостью. Вот так, между прочим, у людей психика и ломается – когда вместо катарсиса получаешь хрен в серебряной оправе.

Владимир Федотов
И в этот момент Володя опять потащил вдоль штрафной и, уже падая, как-то не очень и ловко катанул мячик к динамовским воротам. И только мяч отделился от ноги, хотите верьте, хотите – нет, у меня возникло четкое ощущение, что это – гол. Мячик, не слишком спеша, то ли летел, то ли катился, то ли ударялся о кочки, то ли нет, над ладонью упавшего почти без прыжка Пильгуя, то ли переполз, то ли перевалился. Нельзя даже сказать – перепрыгнул, потому что в этом движении не было никакой резкости, экспрессии, а какая-то ленивость и фатальная неизбежность, и заехал в дальний угол. Не могу сказать, это я только был загипнотизирован этим неотвратимым движением, а динамики на мячик мчались, и я просто не заметил, то ли и они были поражены роком и не пытались бежать перед каменной поступью командора. Мне, все же кажется, что это была классическая немая сцена русского театра, с той только разницей, что этого не было в сценарии, и это можно было увидеть в оригинале один раз в жизни – вот тогда, в тот счастливый день. Даже это слово – «счастливый», стандартное и гладкое, не передает того, что из меня вырвалось ревом на всю квартиру и, наверное, весь дом. Еще такое со мной случалась, может быть пару раз в жизни.

Мама только выскочила в комнату – проверить, не рехнулся ли ее старшенький, но уже ничего и не пыталась произнести. Она, решила приберечь разъяснения о моей социальной дизадаптации на лучшие времена, когда у меня пройдет совершенно очевидная анестезия. Вообще, факторы, не связанные непосредственно с игрой, в тот момент, судя по тому, что я что-то о них помню, как-то фиксировались головным (или спинным) мозгом, но как совершенно посторонний и несущественный ряд событий. А ведь болел не на стадионе, где все такие и нет отвлекающих факторов, а дома, где этих факторов – больше, чем достаточно.

До конца оставалось минуты четыре, и опять в душе боролись ужас перед тем, что одна атака динамиков – и все рухнет, и отчаянная уверенность, что все – не может нам так не повезти, что есть справедливость, что мы заслужили это. Мы, болельщики – своими верой и терпением, а они, футболисты – своим героизмом и волей.

Юрий Пшеничников и Владимир Астаповский 30 лет спустя, фото - cska.ru
И мы победили. Мы вернули свое законное место, отобранное у нас тиранами много лет назад. Алик Шестернев, Володя Федотов и все-все-все получили, то, что выслужили долгими годами блестящей игры и верности нашим цветам. И это было справедливо.

Господи, как я вопил…

А на следующее утро проснулся с ломотой во всех мышцах – как после тяжелых погрузочно-разгрузочных. Шутка ли, два часа – сжавшись в напряжении в комок просидеть. Голоса не было – это само собой понятно.

* * *


еще
Итоги 4 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army Итоги 3 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army
Итоги 2 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army Итоги 1 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army
Н2Н-турнир по фэнтези-футболу в Лиге Red-Army ЧЕ на РА.Менеджер среднего звена-2
Автора на сцену
Ybs

Ybs
17.12.2003


Ваше мнение
Мэдж
19.12.2003
16:16:51
Просто здорово!
Спасибо!!!
Наташа
19.12.2003
15:54:38
Автору большое спасибо!
Жду новых КоньТекстов!
PIN
17.12.2003
23:39:42
отлично!
большое спасибо!
Конь-начальник
17.12.2003
15:40:53
Класс! Как будто заново пережил...
Вспоминаются отрывки из газет того времени...
Из интервью Алика Шестернева после игры. Типа нагадала ему гадалка, что мы проиграем 1:2, причем забьем первыми. Поэтому после 1:3 он как бы вздохнул с облегчением, ну вот, должны выиграть...
Из интервью В.Федотова. Типа когда меня сбили, первый вопрос - кто?Корр: Кто сбил? ВФ: Да нет, кто бить будет, я или Володька (Поликарпов).

Продолжение должно следовать!-))

Terro
17.12.2003
13:51:12
присоединяюсь......огромное спасибо!
SSN
17.12.2003
13:26:04
Спасибо
DK
17.12.2003
13:10:10
Да, сильнее не читал ничего. Тихо курят в сторонке мастера и подмастерья перышка и клавиатурки.
Спасибо!
Издать надо! Статьей или отдельно как-то - это обсуждаемо.
Просто Конь...
17.12.2003
11:37:22
Спасибо за стиль, за время, за мягкость суждений, за конскую упертость, за готовность поделиться своим сокровенным с окружающими, за знание корней, за свое мнение, в общем, за все.
Спасибо.
Тоомас
17.12.2003
11:04:40
Да, супер!!! Аж прослезился...
Н-да, энту книжаку надо обязательно продолжать писать, а потом издавать и издавать... Вобщем - настольная книга юного армейского болельщика...
mikamo
17.12.2003
10:48:43
Огромное спасибо...Изумительный был весь цикл,но этот рассказ просто потряс...Мечта всей моей жизни пересмотреть этот матч еще разок,в более зрелом возрасте...
Mizantrop
17.12.2003
01:31:48
Просто потрясающе !!!
Замполит...
17.12.2003
01:00:57
Спасибо... Это лучшее, что я читал о том матче...
Особенно вот это... "И мы победили. Мы вернули свое законное место, отобранное у нас тиранами много лет назад..." Марк Красс бы добавил... "и отданное ими народничкам..."...(((... 52-ой и 53-й... С тех пор им поперло...(((...

Врагам сюда!
Публикация любых материалов сайта без ссылки на источник запрещена.