Написать письмо Поиск
КоньТекст АрхивПоиск

История болезни
записки коня-исследователя (часть 2)

Часть 1 –> http://www.red-army.ru/creative/?a=horse-txt&id=17

Глава 2. А я и сам болельщик…

В 55-м у меня был первый повод для настоящей радости – мы Кубок у «Динамо» отобрали. Правда, тогда все болели против них, и тогда мы с отцом были по одну сторону баррикад. Тот матч запомнился – пятилетнему пацану было, как обухом, как же это так – вратарь советской сборной Сам Лев Яшин ударил нашего Владимира Агапова! И Яшина, как шпану какую, выперли с поля. Тогда в Кубке замены были запрещены. И вот динамовский хав Байков, напялив поверх формы полевого только яшинскую майку, у них весь второй тайм в воротах стоял и ничего не пропустил. По правде говоря, в ворота летело немного, но пару мячей, точно помню, он отбил. А на следующий год запомнился матч ветеранов ЦДСА и «Динамо» – тогда я видел на поле ВСЕХ наших великих. Это был их последний матч. Ждал я, конечно, чего-то невероятного, а увидел медленно двигающихся мужиков, у которых их мастерство проблескивало лишь время от времени. Не то, чтобы разочаровался, а огорчился. Да еще проиграли 0:1. По-моему, Шабров нам забил. И все же я их видел на поле: Федотова Григория, Боброва, Гринина, Чистохвалова… Года через полтора не стало Григория Ивановича – он ушел первым из той когорты.

Из игр тех лет помнится отчаянный ажиотаж вокруг матчей с венграми – с Пукашем, Кочишем, Шандором и Хидегкути. Стоял у них Грошич, но что-то не впечатлил. А Пушкаш действительно был хорош и делал на своем краю, что хотел. Потом, когда в Венгрии начались события 56-го, поползли слухи, что Пушкаш, который играл за «Гонвед» и, соответственно, считался военнослужащим, погиб-де в бою, а он, спустя несколько месяцев, с Цибором и Кочишем вынырнул на Западе и стал играть за «Реал» и Испанию.

Еще был на матче с западными немцами – они приехали тогда первый раз. Их еще и не знали, как писать-то правильно, поэтому кое-где на афишах было «ГФР». Мне тогда было шесть, я сначала вообще не понимал, как это с теми немцами можно играть – ведь это фашисты. У нас тогда все было ясно – восточные наши, а те – фашисты. Это проходило постепенно и довольно долго. Кто же еще знал-то тогда, что они чемпионы мира? Не уверен, что я тогда что-нибудь про это слышал. Мы на Олимпиадах воспитывались – как раз тогда в Мельбурне победили, и уж - будьте уверены – звону было до неба. Я только лет в десять разобрался, что чего важней. А с немцами игра шла под непрерывным занудливым дождем и впечатления сама по себе не произвела никакого. Разве что – мы выиграли, но, как, собственно, могло быть иначе!

Запомнилась игра на «Динамо» «Спартака» с кишеневским «Буревестником». Там тогда играли не столько молдоване, сколько москвичи списанные. Началось – с треском – за пятнадцать минут спартачи наколотили четыре штуки. Стадион ждал «продолжения банкета», папа потирал руки. А потом – бабах! Молдоване за те же 15 минут закатывают те же 4 штуки, причем творят, что хотят. Под конец они давили и только чудом не забили пятую. Отец свистел в два пальца так, что я чуть не оглох. Ужасно я этому завидовал и тогда, и сейчас. Так и не научился… А он делал это виртуозно даже в немалые уже года. Я тогда тихо порадовался – больно уже «спартачи» воображали, какие они непобедимые.

Из нашей основы тех лет вспоминаются, в первую очередь, Башашкин и Разинский. Первый был столпом обороны и ЦДСА, и сборной. Перед глазами зрительный образ – во всю широченную спину огромная «тройка» - номер, который тогда носили центральные защитники. Тогда, вообще, дело было довольно строго, если не регламентировано, то установлено: «семерка» – правый край, «девятка» - центрфорвард, «8» и «10» – инсайды. Выход игрока под номером, не соответствующим расстановке, был на полном серьезе тактическим ходом, особенно если игрок был из запаса и не очень известен. Башашкин запомнился несокрушимой скалой, о которую расшибались все вражеские атаки. Странно было потом читать, что вот там Башашкин ошибся, и там. В моей памяти он остался безупречным. Таким, каким потом был Шестернев.

Разинского не запомнить было невозможно. Во-первых, он был одним из немногих, кто в годы моего детства был в составе постоянно. Стабильно считался третьим вратарем страны – после динамовских Яшина и Владимира Беляева. И играл он красиво – реакция и прыжок у него были замечательные, но, как тогда говорили, был у него дефект – чаще мяч парировал, а не забирал наглухо. Черт его знает – может и так, но на мой тогдашний мальчишеский вкус лучше его не было. Под самый конец его карьеры у нас повадился он пенали бить, команда в тот год (в 61-м или 62-м) была на ходу, в лидерах. А потом в одночасье выперли его и Линяева, тогда говорили – за пьянку на выезде. Сам он совсем недавно объяснял, что-де у него конфликт был с тренером. Ну, и обломались…

Во дворе я играл вратаря и, конечно, говорил, что я - Разинский. После того, как пропускал, немедленно получал от товарищей – «вратарь-разиня». Очень переживал и за себя, и за то, что у кумира такая фамилия.

Странно, в те времена ведь команда была довольно забивная – тогда забивали побольше, чем нынче. Вообще, считалось, даже идеологически, что дело армейской команды – атака. «Наши оборонительные силы – самые атакующие силы в мире». У нас были неплохие форварда – в первую очередь в те годы – это Юрий Беляев и Емышев. В какой-то год даже забили больше всех и на радостях учредили приз Григория Федотова, да так с тех пор до прошлого, 2002 года ни разу его и не выиграли. Бывали и классные хавбеки – Иосиф Беца и Александр Петров, хотя с этим у нас всегда было напряженно. А вот в памяти почему-то осела именно игра оборонцев. Может быть потому, что в самых важных играх основная нагрузка падала именно на них. И в сборную, по большей части, попадали и задерживались там именно они.

Уже тогда через ЦДСА год за годом шла вереница игроков из разных команд, правда, в основном, из окружных и флотских, но даже я со всей своей памятью всех запомнить не мог. Впрочем, свердловских запомнил, их была целая группа, и они играли очень долго у нас – упомянутый уже Линяев, Багрич, который доиграл аж до 70-го, и Эдуард Дубинский – исключительно злой агрессивный защитник, который первым из наших после ухода Башашкина, прорвался в сборную. Он стал одним из практически незаменяемых игроков, пока на первенстве мира в Чили югослав Муич не сломал ему ногу. Потом он долго лечился, вернулся, но скоро ушел и умер 35-лет от роду от рака – саркома, возможно спровоцированная тем переломом. Дмитрий Багрич - тоже редкий случай игрока, который держался у нас при всех тренерах. Сначала – просто здоровенный, довольно грубый и какой-то неотесанный, с годами – все более прочный, надежный, а с середины 60-х – даже безошибочный. Я его очень любил – и за то, что он у нас был не случайный, а с годами – уже вроде коренной, и за надежность, и за то, каким он был волевым игроком. И просто мужик был симпатичный – с болельщиками разговаривал дружелюбно, даже с нами – пацанами. Он, между прочим, и в атаку по краю хаживал, что тогда было не очень распространено, а чужих нападенцев прихватывал плотно и жестко и был одним из самых трудно проходимых. В сборную его приглашали всего раз или два – на левом краю все время были сильные конкуренты, а к Багричу прилипла репутация вечно третьего в стране…

После этапа походов на футбол с отцом настала пора и собственной активности. Началась она довольно рано – пару раз в младших классах школы мы проникали на трибуны через гардеробную динамовского начальства, где работала тетенька из соседнего барака. Потом как-то мы с приятелем проникли на трибуны, когда ЦСК МО играл с «Тотенхэмом», после начала матча, само собой без билетов. Матч почему-то в рабочий день игрался в рабочее время, а мы – прямо с уроков. Дождь был, сыграли 1:0, но запомнился только английский вратарь Спринджет, классно он таскал из углов, а так – никакого потрясения от англичан не испытал и только закоренел в убеждении, что мы всех сильней. Потрясение было потом дома – оказалось, что мама непредусмотренно рано пришла домой, и я ей зачем-то был нужен. Досталось по полной программе. Что-то врал, дескать, заболтался с другом.

Интересно, но в 50-е годы у меня сложилось довольно твердое убеждение, что дома-то мы любого можем задавить. В Москву в то время стали наезжать довольно часто иностранцы всех мастей, в том числе помню бразильцев – «Васко да Гама», и все они, какой бы репутацией они не пользовались, в Москве выглядели скромно. Ведь и венгры, и западные немцы объективно были сильны. Настоящий облом на своем поле случился сильно позже, когда бразильцы с Пеле в составе сделали нас в Луже 3:0 без вопросов. Я, правда, утешался, что из-за травмы не играл Шестернев, а прочие ему, понятно, в подметки не годятся.

Потом моя футбольная активность сильно снизилась – нам дали квартиру на Хорошевке, на стадион просто так уже не смотаешься. Года три смотрел футбол больше по телевизору, но когда мне исполнилось 14, и мы вернулись из отцовской командировки в Болгарию, где я жил в интернате и основательно отвязался, и я сам, и родители (с некоторым трудом) решили, что вполне могу прогуливаться на дальние расстояния. В моем классе школы боление среди парней как раз расцвело пышным цветом. Знали всех игроков, включая дублеров, на уроках, не требующих напряжения мозговой мышцы, играли на столах в настольный футбол, который изобрел я, или настольный хоккей, который изобрел кто-то из ребят. Одно время учителя на всяких историях и географиях недоумевали – почему мальчики каждый раз сидят по-новому – а у нас был круговой турнир. Вот тогда я и стал похаживать на футбол уже сам или в компании. Не только на футбол, кстати. Один из первых самостоятельных выходов был на русский хоккей «Динамо» – СКА (Свердловск). Играли на Малом поле, я отправился туда в совершенной уверенности, что билет добуду легко. Куда там! У кассы стояла огромная «борода» из болельщиков, причем вывеска гласила, что билетов нет. Но вечная надежда держала там этих несчастных – ходили слухи о какой-то мифической «брони». Что-то мне подсказало, что тут ловить нечего, и с толпой безбилетных я отправился на поиски дыры в заборе. Их там было немало, я их знал, но менты их знали тоже. И у каждого отверстия в заборе, в которое протискивалась моя голова, торчал постовой. Но, кто ищет, тот найдет. У самого забора со стороны стадиона стояла то ли сторожка, то ли кладовка, и через секунду я в компании еще десятков двух орлов устроился на этом насесте, вскарабкавшись по прутьям забора. Менты, естественно, тут же заорали, чтобы мы немедленно мотали оттуда к нехорошей матери. Но допрыгнуть до нас не могли. Согласитесь, это специфический кайф – с трехметровой высоты наблюдать беснующихся ментов, которые ничего с тобой не могут сделать. Они нас стращали, что, вот сейчас они обойдут сзади, и настанет нам карачун. Ну, это еще обойти надо, а кто ж им позволит пост оставить! Правда, с особо наглыми индивидами они все ж таки боролись – попытки спрыгнуть с крыши и под шумок пролезть поближе к полю пресекались – этих менты не ленились выводить со стадиона, а на нас как-то притерпелись смотреть, как на неизбежное зло. Типичная лиса и виноград.

Самое интересное, что про ментов я забыл довольно быстро – такая была игра! Это было, когда Свердловск еще не растерял свое звездное поколение, половина которого потом в это самое «Динамо» и переползла – на поле были и Атаманычев, и Дураков, и Измоденов. Ну, они динамикам и всыпали, даром, что поле чужое. В начале второго тайма, когда у меня замерзло все – сидел на корточках, заледенел и почти уже не мог этого терпеть – и мне показалось, что менты про нас вообще забыли, я таки спрыгнул. Но эти гады в синих шинелях, оказывается, не дремали, и старшина за мной рванул в толпу. Ну, никак мне в ментовку не хотелось – и матч досмотреть не дадут, еще и в школу стукнут – с них станет, да и просто по физии могут наставить – мало не будет. В общем, я выполнил маневр уклонения, рванул обратно к забору и по гладкой поверхности взлетел обратно на крышу, куда меня затащили остававшиеся там мужики. Старшина попробовал снизу полаять, что вот настал наш час, что нас терпели, но мы совести не имеем, сейчас всех сгонят к ЕМ. Мужики отругивались, что-де вот пристал к пацану, и как-то это дело замяли. На меня, правда, пошипели, что не хрена подставлять народ. Но не выгнали, хотя чуяли, что я армейский, а на крыше собрались, само собой, в основном динамики. Либеральные были времена. Собственно, вскоре все кончилось 3:2 в пользу армейцев, и мы, позванивая замерзшими членами, посыпались с крыши. Как она только нас выдержала – мы ж еще и топали там, и прыгали, не говоря уж о том, как орали. Согрелся я после этой прогулки не скоро. Вообще-то, за несколько лет до того команду ЦСКА по бенди разогнали, так что за Свердловск болел я по инерции. А игра-то веселая была. Простить не мог долго Мельникову и Осинцеву, что за «Динамо» стали играть. А куда им было деваться?

Летом я повадился уже на футбол ходить регулярно. Да еще на дубль, на Песчанку, да на первенство Москвы. Тогда у нас был клуб, как у всех , с 1-й и 2-й мужскими и далее - мал-мала меньше. Помню первый раз на клуб приперся, смотрю - никого. Поле пустое, трибуны пустые, только мужички мимо сквозят иногда куда-то вбок. Полчаса так промаялся, пока не осмелился спросить, так где же играют?! Взяли меня за руку и отвели в глубину территории на гаревое поле. Там как раз старшие мальчики пыль месили. Потом мужчины играли, солидно так, но из знакомых доигрывающих в тот раз никого не оказалось. Потом клуб кому-то помешал, и его разогнали. Осталась только школа.

Песчанка мне, кстати, очень понравилась, уютная и поле тогда там было одно из лучших в Москве (я-то был уверен, что самое лучшее), и народ - свой. Кругом - наша роща, а над головой иногда во время матчей самолеты проходили с Центрального аэродрома. Раньше у нас в Сокольниках был стадион, я его чуть-чуть не застал . ходил на «Динамо›, а к американской выставке в 60-м его снесли, и мы остались с Песчанкой, которая, вообще-то ВВСовская. Хороший стадион, для дубля - в самый раз. Только спрятаться там от дождя было некуда. Как-то попал на матче под ливень, смотрю какие-то мужики сидят . держат над головой лист фанеры. Ну, я сбоку и притулился. Тесно, мужики на меня косятся, но терпят. Потом пригляделся я к ним - мамочки, это ж кто рядом-то! Поликарпов, Басалик, по-моему, и массажист команды.

На дубле было мне даже интереснее, чем на основе. И парни там играли близкого ко мне возраста, и занимало очень, какое оно – наше будущее. Играли-то здорово – дубль у нас был один из сильнейших, много своих ребят, клубных. Да только вот в основу из них практически никто не пробился, хотя талантливых ребят там было полно. В те годы там бегали Кондрашкин, Чернышенко, Касимовский, капитанил Виталий Поляков, а в защите Щебляков, Разюпин. Последние двое пробовались в основе удачно, но так и не заиграли. Особенно обидно было с Щебляковым – парня поставили в основу в первом туре, и на первых же минутах он получил тяжелейшую травму, после которой уже не заиграл. Заменил его Истомин, которого только что взяли из киевского СКА, а через год или два стал незаменимым, чемпионом, игроком сборной. Как это вообще получается – что одни пробиваются, а другие, которых ставили выше, от которых ждали большего, так никуда и ни во что не вырастают?

Самый показательный для меня пример – это история с первым звеном нашей хоккейной молодежки – Викулов – Полупанов – Еремин. Ерема за молодежь был, безусловно, лидером, забивал тучу шайб. Говорили – новый Бобров. Действительно, так тогда казалось - растет звезда. Полупанов хорошо подыгрывал, пасовал, прилично забивал, думали в третью троечку попробуется. А Викулов – самый из них в то время корявый, шел довеском. Надежд на него не возлагали. А получилось – Еремин в основе так и не заиграл, да и вообще толком не заиграл. Полупанов стал корифеем – чемпион всего на свете, игрок первой пятерки, и по праву. Но потом… Обычная песня, клич трибун: Кто может выпить пять стаканов – это Витя Полупанов!

Уходил, возвращался, но на высшем уровне продержался лет пять. Потом я его видел за Красный Октябрь против наших на первенство Москвы. Ну, был хорош – шире самого себя вдвое, на первый период опоздал, потом приходил в себя, а потом отвозил парнишек наших, как бог черепаху. Птицу и тогда было по полету видать, только уже летал низенько.

Викулов – в молодежке грубоватый, третий номер, как-то потихоньку вырос в виртуоза, тончайшего техника и распасовщика. Из тех, кого вспомню – может быть, Локтева можно рядом поставить. И играл долго, пережив и партнеров своих многообещающих, и еще одно поколение. Во как! В той же команде во второй тройке были младший Юрзинов и Спектор – на мой вкус играли иной раз не хуже первой тройки, Спектор – тот, вообще был красавец – забивной, сильный, техничный, а его даже не пробовали в основе.

Вот и с Истоминым – та же история. Поставили его – от некуда деваться. Пономарев, один из наших лучших правых беков, и в клубе, и в сборной, прочнейший, аккуратнейший, и идеальными скоростью и подкатом, ушел после двух менисков. Щебляков, которого исподволь готовили на его место, травмировался. Ну, и дали парню шанс. Росточка небольшого, но скоростной, резкий и злой. Поначалу – отчетливо грубый. При нынешней системе карточек в редком матче дотянул бы он до середины. Потом как-то постепенно стал обтесываться, брал скоростью и тем, что подзапугал оппонентов. А потом даже и грубить стал поменьше – техника отбора улучшилась. В золотом матче 70-го он вместе с Федотовым тащил команду в безнадежной ситуации. Но об этом – в своем месте…


еще
Итоги 4 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army Итоги 3 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army
Итоги 2 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army Итоги 1 тура H2H-турнира по фэнтези-футболу ЧР-2012/2013 в Лиге Red-Army
Н2Н-турнир по фэнтези-футболу в Лиге Red-Army ЧЕ на РА.Менеджер среднего звена-2
Автора на сцену
Ybs

Ybs
03.12.2003


Ваше мнение
Diesel
04.12.2003
15:33:59
Огромное спасибо, что есть такой человек.
За Историю нашу спасибо.
Огромное.
Просто Конь...
04.12.2003
15:23:42
Спасибо, внушает.
Daneel
04.12.2003
00:12:33
Спасибо огромное. Очень интересно, очень!!!!!
korni
03.12.2003
14:01:28
Очень хочется продолжения!
erst
03.12.2003
13:05:27
Всегда мечтал узнать по-больше о ЦСКА прошлых лет. Литературы очень мало, да и формально все там описано. А здесь - живой рассказ - просто супер!
Большое спасибо! (За СКА СВЕРДЛОВСК - отдельно. Очень грустно, что не существует уже много лет команды ЦСКА по русскому хоккею. Уверен, на нее сейчас много нороду ходило бы).
С нетерпением ждем продолжения!)
RED-ARMY.RU
03.12.2003
12:53:18
А продолжение-то уже есть. Есть продолжение-то:-))

Очень интересное. В пятницу пойдет.
Маша
03.12.2003
11:12:56
Огромное спасибо автору. Очень интересно читать, жду продолжения с нетерпением...
CHEATER
03.12.2003
10:21:51
Все же, как приятно читать такую интересную историю! Спасибо автору!! Будем надеяться, что это не окончание! Жду с нетерпением продолжения!

Врагам сюда!
Публикация любых материалов сайта без ссылки на источник запрещена.